Новости -> Мечта о дочери арабского шейха

Мечта о дочери арабского шейха

10.04.2000 00:06




Почему "гражданское самосознание" сильнее закона?

Год тому назад Андрис Шкеле купил концерн Ave Lat Grupa. Восемь месяцев тому назад передал все свои акции в трастовое управление. На прошлой неделе продал. И в первом, и во втором, и в третьем случае премьер неизбежно оказывался под обстрелом критики.

Деньги чрезвычайно манят. Заманчивее их, пожалуй, лишь популярность да власть. Когда деньги чужие, популярны не вы да и к власти не причастны, то страсть обретает необузданный характер.

Популярная телепрограмма проводит интерактивный опрос на тему: "Что нужно сделать для того, чтобы в течение года заработать 29 миллионов долларов?". Предложенные варианты ответа тоже не грешат оригинальностью: "Жениться на дочери арабского шейха", "Добросовестно работать учителем" и, наконец, "Стать премьер-министром!".

Я тоже не знаю, как заработать в течение года 29 миллионов. Но в отличие от журналистов из Nedєџa не пытаюсь найти ответ. Все, однако, упирается не в те или иные интерактивные вопросы, ответами на которые каждый за свои кровные 50 сантимов может самовыразиться и внести посильный вклад в изменение рейтинга премьер-министра. Все упирается в закон.

Камера хранения для Ave Lat.

Ни одна из статей Закона о предотвращении коррупции не подразумевает отсутствие какой бы то ни было собственности у должностного лица. Закон регулирует зависимость личной выгоды от возможностей занимаемой человеком должности. Чиновник не имеет права совмещать руководящие посты в своем бизнесе и на государственной службе. Владелец и директор автобусного парка, понятное дело, не может быть министром сообщений, а частный практикующий адвокат в жизни не займет места министра юстиции. До сей поры все ясно и очевидно.

Андрис Шкеле, вступив в должность премьер-министра, должен был отказаться от руководящего поста в Ave Lat Grupa. Он мог сохранить все сто процентов своих акций, все свое влияние на стратегию развития концерна. Не имел права он лишь управлять своей компанией, занимая в ней официальное руководящее положение.

Премьер передал управление не только концерном, но и всем своим капиталом трастовой компании.

Случай этот в нашей истории первый, и законодательство не содержит определенных регламентирующих его норм. Трастовое управление представляет из себя достаточно сложный и порой непредсказуемый сценарий. Трастовый управляющий непременно стремится к своей выгоде от сделки, а не к одному лишь сохранению имущества. Он ведь, в конце концов, не камера хранения, а бизнесмен со своими интересами. Варианты, когда после периода трастового управления собственность возвращалась к владельцу не в полной сохранности, хоть редки, но случались. Шкеле пошел на этот шаг, не имея юридической мотивации. Чего в этом было больше - изощренного популизма или беспечности далеко не бедного человека? Не будем гадать. Главное заключается в том, что премьер сделал то, чего от него не требовал Закон о предотвращении коррупции.

Почем остров Манхэттэн?

Шкеле - человек богатый. К тому же допускаю, что с определенными "грехами юности". Да покажите мне хоть одного из нынешних миллионеров, кто хоть раз в жизни лет 10-12 тому назад не нарушил бы какую-то норму! И - нравится нам это или нет - это нормально для первого поколения "капиталистов". В стране образцовой демократии - Соединенных Штатах - предки нынешних столпов экономики тоже не в смокингах да при бабочках ходили: и индейцы были нещадно загнаны в резервации (вроде закона о гражданстве!), и за бочонок рома остров Манхэттэн у них забрали (как бы приватизировали!), и друг на друга "винчестеров" не жалели (вроде борьбы экономических группировок!). И что? И - ничего. Через сто-двести лет и страна богата, и те самые индейцы не ропщут, и Форд с Дюпоном в одном клубе в гольф играют. Самое, однако, главное заключается в том, что и двести лет тому назад, и сегодня они действовали в рамках закона.

Мы никак не можем привыкнуть к элементарной мысли: главное - не откуда у человека деньги, а как он ими распоряжается.

Шкеле продал Ave Lat Grupa и получил вексель на 29 миллионов. Хорошо это или плохо? Повод для раздумий о судьбах страны или рядовая сделка крупного бизнесмена? Можно задать самому себе еще не один десяток вопросов. И не найти ни одного ответа. Потому как вопрос может и должен быть лишь один: соответствует ли закону сделка премьер-министра, в результате которой он получил 29 миллионов? И критериев тут не может быть много. Либо Андрис Шкеле поступил согласно закону, и тогда пора бы перестать заглядывать в его карман, либо он закон нарушил, и тогда слово - за прокуратурой, а не за досужими сплетниками.

И до тех пор, пока мы не научимся ценить закон выше понятий, нам остается лишь, опираясь на "гражданское самосознание", отзываться на интерактивные опросы да слушать досужие размышления муниципальных руководителей среднего масштаба.


Источник: Вадим ТРУШИН, Республика

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2010 barcamp.lv